Mar. 9th, 2017

І цим способом є укладення договору з націоналістами.

Націоналісти, як виглядає, є природними союзниками Порошенко. Вони - Порошенко і націоналісти - доповнюють один одного і кожний з них без іншого не має шансів тримати кермо в найближчій перспективі. Разом вони можуть правити років 10.

Чим володіють націоналісти? Вони володіють ліцензією на українську звичаєвість і претендують на роль держателів традицій. Іменники "влада" і "держава" походять від дієслів "володіти" і "держати", отже, націоналісти прагнуть бути владою і державою. Але їм таке щастя ніколи не випаде за умов "європейського вибору" і за формату демократії.

Порошенко є держава і влада, причому як раз така влада, яка підходить націоналістам. А їм підходить авторитарна влада.

У цієї, автократичної, влади є одна суттєва для націоналістів вада - ця влада не є патріотичною. Союз Порошенка з націоналістами позбавляє цю владу цієї вади.

Отже, Порошенко дає націоналістам владу (скажімо, віддає їм СБУ), а навзаєм отримує для своєї влади патріотичність. Вони разом влаштовують жорсткий авторитарний режим "національного порятунку".

До речі, націоналісти вже пропонують певним чином Порошенку такий договір. Хоча б отут:

Святослав Стеценко

Не лише обрати, але й в голос сказати про це. Відповідно до того будемо діяти і ми.

Неможливо терпіти, як українська державна влада зазивно крутить дупою водночас перед московитами, європейцями і американцями, в той час коли краща частка українського народу веде визвольну війну проти московської навали не на життя, а на смерть.

Ми зобов’язані поставити перед державною владою питання так, щоб вони не могли промовчати і викрутитися. Або вони воюють проти Московії, або ми зосереджуємо всі свої сили винятково на боротьбі проти них. З Московією розберемося пізніше.

І маємо бути готовими дотриматися нашого слова."



08:58 , 02 марта 2017

Своя — не своя Савченко

Сегодня Савченко Надежду
Бранит чужой и травит свой:
Она зависла как бы между
Донбассом, Киевом, Москвой…
Ее сравнить сегодня не с кем.

Сегодня, Господи прости,
Она умеет и с Донецком,
И с «Батькивщиной» торг вести.
Есть много всяких переменных,
Но постоянная важней:
Она вытаскивает пленных.
За это всё простится ей.
И это знают Минск и Киев,
И даже местная печать —
Да кто мы, собственно, такие,
Чтоб ей чего-нибудь прощать?

Вопрос в ином: найти бы способ,
Чтоб был доступен всем слоям,
Чтоб убедить и новороссов,
И киевлян, и россиян,
Что у бездонного колодца
В конце концов найдется дно,
Что разговаривать придется,
А впереди у всех одно…
Но чтобы думали, как Надя,
И стали Наде подражать —
Всех посадить сначала надо,
На голодовке подержать,
Потом шпынять за чувство долга,
За наглость гордую и прыть,
Потом менять довольно долго,
Потом на Родине травить…
И чтобы в Раде — дружный ропот,
И чтоб в России — дружный гам…
Боюсь, что горький Надин опыт
Не передать ее врагам.
Боюсь, что горький опыт Надин
Не поделить на весь народ.
Ее бы понял только Дадин
(Смотри 2-й наш разворот).
В рай не пускают по билету.
Чтоб все прошли ее путем —
В России тюрем столько нету,
И добровольцев не найдем.

Оригинал — «Собеседник»

Об идее справедливости

18 октября 2015

Смотрю, публика возмущается фотографиями Гиркина с блондинкой в лифте и на каких-то светских мероприятиях, в красных платьях в профиль и с бедным стареньким Хазановым. Сам-то Игорь Иванович-Вячеславович понятно кто, порученец со странностями, но обидно — поубивали столько народу не пойми зачем, а сами вернулись к мирной жизни, как ни в чем не бывало, и фотографируются.

А я вот думаю, что нам в том историческом будущем, куда мы, мало что понимая, вплываем, весьма возможно придется вообще отказаться от идеи справедливости, как ее понимали в ХХ веке. Не будет больше никаких наказаний по грехам, Нюренбергских процессов, люстраций и показательных повешений. Диктаторы будут уходить на пенсию и уплывать из информационного поля, наглухо закрытые новостями о прибавлении в семействе Кардашьян.

Та же участь постигнет выходящие из моды террористические организации — вчера была Аль-Каида и сомалийские пираты — где они? — сегодня ИГИЛ, а послезавтра ни того, ни другого, и никто не вспомнит. Экстремисты, пригодные к кооптации, будут кооптироваться в общественную жизнь, а непригодные — сидеть дома на антидепрессантах и играть в «жестокие компьютерные игры» (которые, как выясняет наука, вызывают не стремление к насилию в реальной жизни, а только ожирение). Даже казнокрады будут как-то незаметно сливаться в частную жизнь, за исключением тех немногих, кого придется принести в жертву телевизору.

Переварить это трудно, особенно нам, поскольку справедливость, иногда понимаемая как равенство, иногда как месть — базовая русская идея (или одна из). Что мы за это получим? Думаю, продолжение снижения уровня насилия им. Стивена Пинкера. Показательных процессов над злодеями не будет, но и мировых войн не будет.

Посмотрите, вот русско-украинская война, которая по всем рецептам ХХ века должна была сама себя подогревать и не заканчиваться никогда: что может быть увлекательней драки с соседями?, вопрошает вся предыдущая история человечества, и отвечает — ничего. Но она выдохлась так быстро не усилиями «миротворцев» и уж верно не мудростию руководства с обеих сторон, а отсутствием желающих поучаствовать.

 

Profile

vcartes

September 2017

S M T W T F S
     12
3456 789
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:23 am
Powered by Dreamwidth Studios