Себя я записываю в один класс с Декартом и Демидовым, если не по достижениям, то по жизненным мотивациям и внутренним установкам.
Вот, скажем, Демидов взял эпиграфом к его книжке фразу из текстов Пастернака:
«Во всем мне хочется дойти до самой сути». Похоже, что и у меня есть такое желание. Правда, слово «суть» не совсем удачно обозначает цель приложения усилий. Мне хочется разобраться в механизмах функционирования и в структуре мира. Т.е. хочется составить себе целостные представления о мире.

Вячесла Демидов еще и кандидат философских наук (к тому, что он закрепился в стратах журналистов и инженеров), что тоже сближает. Он спешит познать мир в панорамном формате. Стилистика у него, как и у меня, «научно-художественная» (характеристика книги из аннотации к 1-му изданию).

Попробую пройтись по его тексту так, чтобы не растерять главное и не выйти при этом за размеры книги. Впереди у меня еще книга А.М. Уголева «Естественные технологии биологических систем» и книга «Большие биологические часы».


Гл.1. Область досознательного.

В первом издании КМВТЧВ В.Д. начинает с существенного вопроса:

«Почему все мыслимые столы объединены в нашем со­знании словом «стол»? Почему все мыслимые деревья — «дерево»? Как человек узнает то, что он видит?»

Во втором издании на этом месте стоит описание процесса овладения абстракциями [языка] новым человеком и выявление связи между смыслом термина «абстрагирование» и смыслом термина «классификация».

«Примерно в конце первого года жизни младенец в первый раз произносит слово «мама» … «Мама» - это только его, ребенка, собственная, единственная мама, все остальные – нет. У каждой куклы свое имя, «кукла вообще» не существует.
Проходит еще год, и слово «кукла» обознаает уже и ту, с которой малыш засыпает, и ту, с которой играют другие дети, и ту, которая стоит в витрине универмага. Слово охватывает все сходные по форме предметы, его абстрактность поднялась на новую ступень.

Наконец, к пяти годам ребенок постигает такую степень абстрагирования, которая ставит его уже вплотную к уровню взрослого.

Так описывают развитие ребенка психологи.
А нейрофизиологи говорят, что именно к этому возрасту, к четырем-пяти годам, в мозгу ребенка явственно начинает проявляться особенность, которая властно заявляет о себе в двенадцать-четырнадцать лет и окончательно сформируется к семнадцати: неравноценность, ассиметричность высших функций правого и левого полушарий. Правое полушарие превращается в хранилище художественных способностей, умение воспринимать мир целостно …, а левое становится обителью логики, рассудочных действий, формул и всякого рода абстракций, в том числе и слов … .
До какого-то времени оба полушария способны хорошо воспринимать речь и управлять ею, детский мозг очень пластичен, и если левая, «словесная» у взрослых, половина мозга окажется повреждена болезнью или травмой, речевая функция перейдет в правую. Когда же пройден порог …, пластичность исчезает, правое полушарие … становится навсегда «немым» … .
Возрастание «мощности абстракции» слова и перестройка функций одного из полушарий – совпадение или нечто более глубокое?»


Далее В.Д. рассматривает мозг на контрасте двух филофских парадигм .. Одна упирала на опыт, а вторая – на врожденные способности как ключевое обстоятельства для формирования полноценного сознания человека (языкового пространства опыта и систем знаний).
В.Д. приводит примеры, в частности следующий:

«Опыт, безусловно, дает организму чрезвычайно много. Если детенышей шимпанзе выращивать в темноте, лишь на очень короткое время включая слабый рассеянный свет, у них становится плохим не зрение: сдвиги выглядят куда значительнее, они касаются не столько зрения, сколько самого мозга. Условные рефлексы у таких шимпанзят возникают много медленнее, чем у их собратьев, живших в обычной обстановке. Обделенные светом создания не отличают служителя, который их кормит, от посторонней публики. Даже бутылочка с молоком, такая притягательная для маленькой обезьянки, не вызывает у них эмоций... А причина в том, что «у животных, лишенных зрительных ощущений, соответствующие нейроны не развивались в биохимическом отношении», — объясняет видный физиолог Хозе Дельгадо, известный своими интереснейшими
исследованиями работы мозга. Под микроскопом нейроны выглядят сморщенными, необычными, и химический анализ показывает: в них очень мало белков и рибонуклеиновой кислоты — той самой РНК, которая сугубо важна для жизнедеятельности организма. И вес коры головного мозга, посаженного на голодный паек информации, оказывается меньше, чем следовало бы.»



«Итак, «быстрое зрительное обучение, столь характерное для приматов, не является врожденной способностью, не зависящей от опыта», - делают вывод нейрофизиологи. И высказывают парадоксально заостренную мысль: животные, а стало быть, и человек, видят (точнее, опознают) только то, что видели когда-ниибудь прежде.»

Зрительная система у рожденного существа имеется, но она для своей инсталяции требует полноценной практики – таков мой вывод из размышлений на заданную тему. В частности, в процессе обучения языку в мозгу устанавливаются (разворачиваются) необходимые для абстрактного мышления структуры. Но сама возможность возникновения структур и механизмов абстрактного мышления присутствует в геноме организма. Абстрактность терминов [языка] означает следующее: за каждым термином скрывается совокупность подобных между собой образов объектов, действий, качеств и т.п.. Названные совокупности мы называем классами, следовательно, абстрактность терминов согласована с наличием классов.
Но тут следует отметить одну лексическую некорректность в приведенном ниже текстовом фрагменте В.Д. – он практически отождествляет между собой операции абстрагировани и классификации.

«Любая классификация есть абстрагирование. Слово это иные считают принадлежностью философии, далекой, мол, от жизненных забот. А оказывается, зрение наше занимается такой «философией» ежеминутно, особенно на оживленной улице, где хочешь не хочешь, а надо отличать автомобиль от трамвая».

Под «абстрагированием» мы понимаем операцию именования совокупности образов одним термином, поэтому абстрагирование относится к образованию класса. Операция «классификация» касается отдельных объектов, которые располагают в том или ином уже существующем классе.
Например, термином «стол [вообще]» мы именуем класс, содержащий образы всех конкретных столов, которые мы встречали в своей жизни (видели их, касались их). Впрочем, внутри класса «стол» мы можем создать ряд менее мощных классов («письменный стол», «обеденный стол», ..), и таким образом создать языковую иерархию по степени абстрактности; в этой иерархии уровень класса «стол» расположен над уровнем классов «письменный стол», «обеденный стол», ..

«Результаты, полученные в последние годы нейрофизиологами, дают право поставить довольно острый вопрос: не являются ли зрение и речь продуктами одного и того же мозгового механизма, в котором «первым этажом» служит зрительная функция?»

Profile

vcartes

September 2017

S M T W T F S
     12
3456 789
1011 1213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 01:26 am
Powered by Dreamwidth Studios